История родственника

Совместный опыт борьбы с болью

Пять лет назад моему мужу поставили страшный диагноз – рак толстой кишки. Ему - 77 лет, мне – 75. Кто-то может сказать пожили уже, нам бы до такого возраста дожить. Не спорю, дело даже не в продолжительности жизни, а в комфорте, в качестве жизни, как сейчас модно говорить. Очень тяжело обеспечить комфортную жизнь человеку с четвертой стадией рака, особенно, когда его мучают боли.

Все началось в 2014 году, когда у мужа появились жалобы на неприятные ощущения в животе: то вздутие, то спазмы, периодическая диарея, изредка запоры, - что-то было не так. Я в прошлом врач – педиатр. Поэтому заставила мужа обратиться к терапевту, в результате чего провели УЗИ брюшной полости, поставили диагноз дисфункции кишечника, назначили лечение, которое никакого эффекта не дало. Мужу рекомендовали сделать колоноскопию, на которой обнаружили полипы. Полипы удалили, но по данным гистологии это была начальная стадия рака. Мы вместе съездили в онкодиспансер на консультацию, мужу предложили большую операцию, но он был против, сказав: «Сколько суждено - столько проживу». Я, конечно, теперь очень жалею, что не настояла тогда на операции. Вполне возможно, что сейчас все было бы иначе. Однако сейчас ничего уже не изменить.

После удаления полипов в течение четырех лет его ничего не беспокоило, муж периодически делал УЗИ брюшной полости, на котором никаких изменений не находили. Летом 2018 года заболела спина в области поясницы, я даже подумать не могла о чем-то плохом, решила, что это «остеохондроз», как у всех. Но все же муж сходил к участковому терапевту, который подтвердил диагноз, направил к неврологу. Мужу назначили лечение, после которого стало полегче. Но через месяц боль вернулась, невролог рекомендовала МРТ позвоночника, где обнаружилось метастатическое поражение третьего поясничного позвонка с компрессией спинного мозга. Мужа быстро госпитализировали, сделали операцию - укрепили с помощью металлоконструкции поясничный отдел позвоночника, назначили химиотерапию, так как нашли метастазы в других костях и в печени.

После операции боль полностью не ушла, поэтому врач мужу назначил слабое наркотическое обезболивающее по 1 табл.- 100 мг 2 раза в сутки, которое хорошо ему помогало. Химиотерапию он пройти не смог, очень тяжело перенес первый курс. У него возникла такая слабость, что неделю он лежал, ничего не ел, его очень сильно тошнило и периодически рвало. Я очень сильно перепугалась, думала, что он умирает. Постепенно состояние улучшилось, но от химиотерапии муж отказался наотрез, я и не настаивала. Поэтому он принимал только слабый опиоид, иногда НПВС (противовоспалительные препараты), и один раз в месяц получал бисфосфанаты для укрепления костей. Примерно через месяц после попытки химиотерапии боль усилилась на столько, что применяемое обезболивание перестало помогать, онколог порекомендовала другие наркотические анальгетики, предложил попробовать пластырь с более сильным обезболивающим, объяснив, что это удобно и эффективно, когда другие средства не помогают справиться с сильной болью.

Этот пластырь клеится на три дня, т.е. обезболивания одного пластыря хватает на трое суток! Это очень комфортно для больного человека, не нужно колоть уколы, принимать таблетки по времени, приклеил и забыл на три дня. Онколог дала рекомендации для терапевта, он выписал бесплатный рецепт на пластырь с опиоидом в дозе 25 мкг/ч. Мы получили его в аптеке, приклеили, но даже через сутки у мужа оставались ощутимые боли, которые мешали ему отдыхать, спать. Он говорил, что эффект есть, он чуть сильнее, чем у того «слабого» обезболивающего в таблетках, которое он раньше принимал. Но этого ему было недостаточно. Я расстроилась, проконсультировалась с терапевтом, она посоветовала добавить НПВС 100 мг 2 раза в сутки и оценить эффект через несколько дней. Но даже на третьи сутки после приема препаратов по такой схеме боль сохранялась, поэтому терапевт увеличила нам дозу препарата в форме пластыря до 50 мкг/ч, а НПВС 100 мг оставила один раз в день. Примерно через 8-9 часов после аппликации муж отметил уменьшение боли и уснул. Он проспал 12 часов, я даже начала немного беспокоиться, периодически подходила, проверяла пульс, частоту дыхания. Я как врач знаю, что одними из признаков передозировки наркотических анальгетиков являются редкое сердцебиение и урежение дыхания. Однако пульс у мужа был хороший и частота дыхания в пределах нормы. Я решила подождать, не будить, пусть отдохнет после всех этих неспокойных ночей.

Муж выспался, боли не было, но оставалась сильная слабость, он не хотел ничего делать, только лежал. Я заставила его встать, походить, пообедать. Каждый день заставляла выпивать около 1,5 литров жидкости, делать зарядку. Мы обязательно выходили на прогулку, пусть ненадолго, но каждый день. Примерно через 10 дней слабость почти прошла, появился аппетит на фоне хорошего контроля боли.

Хочу дать совет, обязательно отмечайте дату аппликации (наклеивания) пластыря, у нас было несколько раз, когда я и муж помнили разные даты когда его приклеили. Поэтому мы обязательно маркером пишем на самом пластыре дату аппликации, и муж к тому же записывает в блокноте. Вот уже более двух месяцев мы получаем обезболивание пластырями, боль со слов мужа достаточно хорошо контролируется, полностью она не ушла, но такая боль не нарушает ночной сон и позволяет ему быть достаточно активным. Настолько активным, что мы смогли съездить в гости на несколько дней к его сестре в Тульскую область. Спасибо, что у нас есть такие удобные и эффективные лекарства от боли, которые можно получить бесплатно по рецепту врача!

Читать другую историю
Рассказать историю